August 20th, 2016

гражданин обязан любить свою родину

Гражданин.

Гражданин - это твоя фамилия в списках, всего навсего. Списки на очередь к кассе, списки дворян, списки колена Рура, -ты в списке, а со временем тебе выдают документ о том, что ты в списке.
Очередь к кассе в какой-то момент сможет отмахаться, огородить кусок территории забором, наладить доходы людей в списке, их признают соседи - и вот вам государство, и вот вам граждане. Обязаны любить то, что внутри забора и чтить память, как отмахались их предки.
Гражданин - это высоко звучит, но на деле это результат разлада в прошлом, раздела, разрыва одного племени на несколько. И погнали чтить, помнить, восхищаться.

Патриот - тот, кто гражданин с удовольствием. Или негражданин, но помогает, симпатизирует тем, кто в списке.

[Spoiler (click to open)] Все списки заносятся в список списков. И этот царь-список тоже в чьих-то руках.
Попасть в него, в царь-список, тоже не так просто, как кажется. Отсюда и непризнанные государства, всякие непойми что за игилы.
Так было всегда, от начала времён - списки и Список списков. Сначала было слово, письменность, потом - исходы. Суть: отделение народа от племени, колена от народа и т.д. Когда в мир пришёл факт наличия более, чем одного племени, народа, - родился Список списков. Это четвёртый этап истории людства.

С того времени мы неистово бьёмся список на список, рвём под собой землю в клочья, плюёмся друг в друга, тычем копьями и дулями. Мы - герои борьбы за всякие независимости, то есть - за новые списки. Если Держатели Списка списков внесут нас в Него, мы станем страной. Если нет - станем непризнанными республиками, непонятными образованиями на теле человеческой истории.
Мы тратим столько сил на политические мысли, познания в геополитике, а не видим того, что мы в глобальной игре списков, всего навсего. И над всеми нами - Держатели. Каста, племя, отдельное от нас, НЕ МЫ.
Как?! - удивитесь вы возмущённо, - но ведь войны? Противостояния?
Ага, а сколько в тех войнах погибло Наполеонов, Александр Палычей, Вильгельмов, Екатерин Алексеевн, Сталиных и Гитлеров? Сколько в тех войнах погибло Генрихов, Иванов Грозных, Баязидов, Сулейманов, Каземиров и прочих Бендер-Аббасов?
Это племя погибало только от наших рук: пистолетки, гильотины, бомбочки, винтовки, ножи, яды. Мы им - враги. Они только с нами и воюют, не друг с другом. Причём воюют не за наше уничтожение, а за контроль над нами, придурками. И за сохранение своего места в жизни: касты держателей, где все друг за дружку, что твои дельфины.
Святослав Игоревич погиб в бою. Игорь тоже, ещё наберём. Но это история языческих времён, с той поры Держатели перезнакомились, объединились, во всём разобрались с помощью посредников, и стали племенем. Врага своего уразумели, выводы сделали, ударили по рукам и нате вам демократию. При царизме во всём был виноват товарищ коронованный. А теперь - мы, и ещё раз мы - народ. Сами выбрали, сами голосовали, сами хотели, сами и виноваты. Ага. А Держатель наш зайчичек - просто гарантийный талон на участие в списке. Он не при чём, он застрелился в бункере, потом поджёг себя и просит верить тчк. Хихикают там по морям все дружно, а мы ...
А мы бьёмся список на список, рвём под собой землю в клочья, плюёмся друг в друга, тычем копьями и дулями. Мы - герои борьбы за всякие.

Приднестровья - это вирусы в систему. Динамит под неё. Кто - не знаю, ОНИ - знают. Заборы есть, списки есть, а в Списке списков - нету. Это привлекает внимание, вызывая вопросы. Подсвечивает лампочкой держателей списков, фиксируя их наличие. Система битая, раз одним можно, а другим нет. Система, которой просят верить - ложь, это-же очевидно после Приднестровий и Югославий.

Не будет ни стран, ни границ, ни храмов, ни списков, ни держателей. Ни денег. А мы станем, как дети малые: одно племя. Для начала...

[Spoiler (click to open)]

пять шагов назад

Сейчас сидела разбирала свои закрытые записи. Там у меня столько кладов!!! Аж понравилось. Вот вытаскиваю вам из сундучка прелесть про Яблоню. Мне нравится, когда я вот такая чучундра, как в этом посте. Хочется создать вокруг себя секту прям, чеснослово. Завести обряды там, закапывание бубликов в землю под полной луной. Ах, как бы я развернулась. От почитайте - это я для Харитонова специально вытаскиваю. Он такое любит, я знаю : ))

[Spoiler (click to open)]

[Spoiler (click to open)]

Мы покинули рай с помощью пяти шагов:
1. ....... (разрешите не называть).
2. Деление на разные племена.
3. Религия.
4. Списки (гражданство).
5. Память предков. Умереть защищая. Убить сохраняя.

Идти назад нужно теми-же пятью шагами, только в обратном порядке:

1. Отказаться от памяти предков.
2. Разрушить систему списков. Страны гэть, границы долой, короляку на гилляку.
3. Религию оставить без нашего внимания. Простите, но вы в списке.
4. Книга "Заход". Исходы признать нелигитимными, заставить учёных разъяснить тунгусов наконец.
5. ......... (разрешите не называть).

Первый-же пункт возвращения в рай делает нам так больно, что мы готовы забросать его камнями. А ведь это только первый пункт. Зачем?! Кому мешает наш Пушкин? В таком духе. Оставьте мертвецам возиться со своими мертвецами - помните? (громовым голосом): ПОМНИТЕ?!!! Это ни хорошо, ни плохо, это - то, что тянет нас в пропасти разногласий, гордыни, злопамяти, мести, да мало-ли!
Но как нам с этим всем расстаться? Ни за что, я первая - ни за что!
А ведь это всё ни много ни мало - цепи этого мира, самые что ни на есть. Кандалы.
А пока мы привязаны к этому миру, мы живём в тех условиях, в которых мы живём: войны, нищета, глад и мор. Может только местами улучшать для отдельно взятых. Но в целом по планете не можем. Пока мы помним, что дед наш был Ротшильд, мы не можем стать токарем, и не можем отказаться воевать за интересы страны, пока помним, что предки завещали нам интересы страны. Мы убьём за это друг друга, у нас не дрогнет рука.

Это только первый пункт списка, и я не высказалась, а промолвилась. Мы-ж своими руками до сих пор готовы растерзать тех первых, кого встретим на своём пути, и которые попытаются упразднить по шурику все четыре пункта. Хрясь, и пополам. Ага...

Гражданы мои дорогие... миленькие мои старушки.... больно болеть. Больно умирать в муках. Больно нести тяжести бытия в старости и беспомощности. Больно смотреть на войны. Больно когда котёночек маленький голодненький безглазенький умирает без мамочки кошечки. Больно всегда живёт рядом с нами.
Но яблоню от нас не закрыли на замок. Нас закрыли от неё, цепями сковали, связали, ноги в цемент вставили. Всё так непросто...

[Spoiler (click to open)]

два года назад

Два года назад, в этот день, мы сутречка уже с сумками отчалили в Таганрог.
Ехали с Ашана, там автобус стартовал.
На месте выяснилось, что умные люди побежали из горящих домов не по знакомым, а в исполком. И их теперь повезут бесплатным автобусом, как умничек.
Иловайские с нами ехали, моспинские, - с котами, кроликами, собаками и даже клетки с попугаями. Ноев ковчег ни дать ни взять. Дети, жара, коты на высоте - терпеливо и молча. Собаки тоже.
По попугаям были моменты.
Пыталась добиться от иловайских информации, но они таращили глаза и говорили страшное. Запомнилось ярко, что одна семья не поехала потому, что стережёт сбежавшего ВСУ-шника. Он молоденький срочник, которого вместо дембеля закинули в котёл. Хлопчик выполз камышами к людям, его пожалели и теперь сидят возле него, берегут и выхаживают. Было так жалко, было по-человечески сопереживательно. Теперь я даже не знаю, пожалел-бы кто этих "хлопчиков" при случае.

Не верится. Не верится и всё. Ну вот не было этого, мозг отказывается знать, что это правда.

Малой в эвакуации пережил стресс, испугавшись, что мы стали бедными. Это самое сильное его впечатление от войны. А моё - бомбёжки и вода.

Я не думала, что впереди есть какое-то будущее, я была настроена выживать. Дура. Уволилась, забыв о том, что опыт неважен, когда на руках возраст. Забыла, вела себя, как во время конца света.

Пусть все будут в безопасности, каждый человек в мире.

[Spoiler (click to open)]