Имя Фамилия (kotya_13) wrote,
Имя Фамилия
kotya_13

Categories:

Изумрудная крыша, часть 3

ИЗУМРУДНАЯ КРЫША

Часть 3 "Куры-гуси"

Солнце клонилось к закату, воздух становился золотым, а мир медленно тонул в чужие владения. Ночью человек засыпает, а значит владеет миром кто-то другой в эти минуты, к тому же ночь была, как море: она выходила из-под земли, и мир в неё опускался медленно, вместе с людьми, горами, лесами и котами. Хотя, нет - коты как раз и владели миром в ночные часы. И в дневные часы тоже... миром владеют коты?!

[Spoiler (click to open)]Катюха устало шла к Тарасычу, возложив металлоискатель на плечо, через поле. Домой он её не увёз, подозрительно легко поддавшись на бредовые мысли о том, что эта девушка есть Дух Хранитель Кладов. Он всё взвесил и решил: будет во всём слушаться Духа Хранителя, главное - не поддаться на его соблазны, если Дух устроит ему проверку.
В лагере они совместно приготовили ужин, ели и говорили о кладах, монетах. Катюха слушала Тарасыча с открытым ртом, задавая вопросы. Тарасычу подступил комок к горлу: его так никто никогда не слушал. А ведь его сын был почти таким, как Катюха. Младше, но всё равно достаточно взрослым парнем. И ведь он знал, чем так увлекается отец, но ни разу не проявил интереса, желания поехать с ним вместе, ни разу не попросил показать ему альбом с монетами. Даже уникальные значки или перстни, или бляшки, которые Тарасыч отбирал специально для сына, очистив их предварительно до соблазнительного блеска - даже они не вызывали блеска в глазах мальчишки! И Тарасыч решил, что подождёт, когда у сына интерес родится сам. А жена и вовсе высмеивала его пристрастие показывать гостям свои альбомы, читать лекции об этих экспонатах. Она так и говорила:
- Мы тебя назовём Свидетель Вейнмарской республики, и пойдёшь по улице, заманивая людей на лавочки и предлагая посмотреть твои альбомы.

Дух Хранитель Кладов спросил даже такое:

- А расскажи мне, какие монеты чаще всего здесь находят, в нашей земле? Из чьих карманов они выпадали, что за люди это были?

Тарасыч сначала почувствовал себя на экзамене у Золотого Полоза, и начал отвечать билет, а не рассказывать:

- Больше всего здесь находят татарские деньги, из самых древних. Но они малоценны, так как грубо и некрасиво сделаны, количество находимых монет большое, купить их можно даже на вес. Медные, были они медные, чеканка самая примитивная: шлёпнули в лепёшки металла чем-то - вот и деньга у них готова. Не сравнить вот с греческими находками в Крыму и Азове. Там время монет вообще дохристианское, а какая красота! У меня есть козёл на серебряной монете, так у него и борода, и глаза со зрачками, рога прорисованы так чётко, что ..., - и понёс Тарасыч дальше уже не ответ по билету, а рассказ. Выкладывал Катюхе всю душу, знания, свои теории и мысли по поводу.
Сколько времени провёл он по библиотекам, составляя карту старины. Где были сёла, поселения, ныне не существующие, как они смешно назывались и какие у него мысли по поводу реальной истории нашего края, а не официальной. Тарасыч сидел верхом на белоснежном коне под названием "Востребованный Оратор". Коснулся заговорённых кладов. И тут из посадки вышел гусь. Или гусыня, он не умел отличать у них самку от самца. Смог только понять, что это не утка, а гусь. Гусыня. Пусть будет гусь.
Катюха запричитала к птице, дескать бедненький, он отбился от стада ещё гусёнком и теперь побирается по людям, как увидит! Тарасыч, как мужчина умный и вообще инженер, резонно удивился этой птице. Ночью. Но Катюха замахала на него руками, что он ничего в гусях не понимает, это умнейшее животное и он нашёл-бы дорогу домой, только вот маленьким был, когда потерялся, и запомнить запах не успел! Она затараторила Тарасычу всю подозрительность ровно за четыре секунды, накрошила гусю хлеба, тот угощался, а Катюха его даже не пыталась потрогать. Тарасыч был уверен, что женщины именно первым делом лезут ко всем животным и птицам руками, потрогать. Но Дух-Хранитель выспрашивал у гуся, как это он от лисиц отбился, и где ж он бедненький зимой будет прятаться, горевала и сюсюкала, но не пыталась гладить "усипусика". Гусь был странный, что-то в нём было не так, но что именно - Тарасыч не мог сообразить, к тому же очень хотел спать. Как только гусь ушёл, Катюха деловито хлопнула ладошками по коленкам и сказала:
- Всё, баста, карапузики, мне пора спать.
И полезла в палатку. Тарасыч ещё поборолся какое-то время со сном, но не выдержал и тоже полез в палатку. Заснул мгновенно, словно его по башке дубиной вырубили. И ему приснился сон: давешний гусь стоит где-то в посадочке, между четырьмя камнями, разрубленный пополам. Гусь при этом жив, но из каждой его половины вытекает кровь в виде бляшек, по форме как таблетки. Получалось, что кровь из гуся не вытекает, а высыпается. Красные кровяные тельца, как на картинке в учебнике биологии, размером с таблетку.


Утром случилась вторая странность, и она была самой грандиозной по сравнению со вчерашними: Тарасыч проснулся в половине девятого утра. А ведь он жаворонок, каких ещё поискать. В это время у Тарасыча уже глубокий день с массой выполненных дел. Следом проснулась Катюха и беспардонно постучала его рукой по ноге через одеяло:
- Молодец! Все, кто просыпается раньше пол-девятого - мои классовые враги и подлежат полному уничтожению!
Сделал потягушки, встала и сказала:
- Пошли копать.
- Сейчас организуем завтрак ..., - деловито начал "старший группы", но Дух Клада прервал его, завязывая хвостики:
- Мы сюда для чего приехали с тобой?! Выкопаем, потом поедим! Пошли, дяденька археолог, бери свой инструмент, пока я согласная!, - снова просияла, как ясная пуговица.
Тарасыч подумал, что уж лучше бы она выскакивали из огня на короткое время, а не командовала вот так, когда ему приходится сжимать зубы и сдерживать себя ради Великого Клада. Не было сил терпеть эту командиршу, не было! Но он почему-то продолжал верить в чудесную Огневушку-Поскакушку и выполнял все её распоряжения. Подготовил инструмент, воду, сух.паёк, и пошёл куда она повела. Катюха направилась не к его вчерашнему раскопу, а в посадку. Направление, в принципе, ожидаемое: там было старинное поместье Колычев Сад раньше. Об этом все копатели знали, но ничего пока там не нашли. Он сам, Тарасыч, проводил время в библиотеках в поисках места, где стоял именно дом барина.
Шли между деревьев, и Катюха высматривала что-то по стволам и верхушкам. Её азарт быстро пропал, видно было, что она растерялась и досадует. Стукнула себя кулачком по ноге, и поменяла направление взгляда: стала шарить глазами по земле, продолжая идти. Пробормотала под нос, что она дура, ведь сколько лет прошло, какое там два ствола...
И вдруг манюня стала принюхиваться и выспрашивать Тарасыча: "Слышишь? Слышишь? Пахнет, слышишь?". Он не слышал, а Катюха явно взяла след, как собака: нюхала, осматривала вокруг, что-то бормотала, и вдруг споткнулась, почему-то обрадовавшись именно этому: "Ура!". Присела на корточки, руками разгребая листья и землю в одном месте. Тарасыч поставил мешок, выбирая для неё ...
- не надо! - взвизгнула она. - Только руками!
И тут из-под её рук показалась поверхность отшлифованного, чёрного от времени - к а м н я...
Камень был словно лысая голова человека, Катюха встала и отошла от этой находки немного дальше, стала рыть там... к а м е н ь. Тарасыч услышал не запах, нет, на него снизошёл древний Дух Охоты. Вот он, оказывается, какой. Раньше была у Тарасыча жалкая пародия на него. Тарасыч достал лопату, коротко спросил Катюху:
- по центру?
- ага, - сказала девчёнка, откапывая уже третий лысый чёрный камень.
Тарасыч стал копать, руки предательски дрожали. Но ком, подступивший к горлу, закаменел и руки стали словно хозяевами тела: работали сами, умело, без устали. Горячий пот покрыл тело, ему было то холодно, то жарко. Он копал. Катюха откапывала руками камни. Они утонула в земле от времени, как в море. Это ж сколько лет они тут стоят?! Уже почернели. Гусь! Тарасыч вдруг понял, что было не так со вчерашней птицей! Гусь был слишком длиннотелый, такому на двух лапах не устоять. Длиннее обычного, гусиный лимузин просто!

И тут Катя впала в отчаяние. Она стала бить кулачком об кулак, потом схватила Тарасыча за плечо и, глядя ему прямо в глаза, запричитала:
- Они не в коробочке!!! Они там просто так лежат! Там могила, а не поклад! Они не в коробочке! Ты их не найдёшь, твоя лопата не стукнется о крышку сундука, они у тебя с землёй выкопаются сейчас, и мы их не заметим! Они же почернели от времени и мы не различим там ничего в комьях земли!!!, - и у беленькой старшеклассницы с хвостиками потекли слёзы.

Это был подарок судьбы. Тарасыч наполнился первобытным Порядком, который он очень любил. Он сидел сейчас на богатырском коне "Опыт. Знания. Профессионализм", а Катюха поедет на этом ЕГО коне сзади, как и положено женщине. Ибо таков древний Порядок. Он повезёт девочку теперь, а не она его.
- Ты, что - первый раз в жизни раскоп видишь? - спокойно и счастливо спросил он.
- Они там не в коробочке, - продолжала выплакивать ему своё горе Катюха, - как ты найдёшь их теперь?!!
- Ну, раз это твой первый раскоп, садись в первом ряду и смотри, - спокойно, как Чак Норрис перед дракой, сказал Тарасыч и потянул к себе мешок с интрументом.


То, что они нашли, Тарасыча сначала даже обидело: он почему-то ждал столитровый сундук с золотыми монетами, но потом сам себя высмеял: "Ты же всё жаловался судьбе, что монеты - это по течению, вот тебе и подкинули Нечто Особое". Нашли они два мужских золотых перстня: один с каким-то помутневшим тёмно-зелёным камнем, а второй печатка со знаками, незнакомыми. Браслет золотой, очень старинный, змея боролась с бараном. Тоже явно мужской. И было множество бляшек: какие-то монеты возможно, с дырочкой для ношения на завязке. Ещё была оправа с клыком. Тоже золотая. Клык, или зуб, сохранился только наполовину, был небольшой, но явно змеиный. Ого, ничего себе "ужик"! Тарасыч впечатлился размерами возможной змеи, жившей тысячи лет назад. Находки были явно дохристианские, и очень древние.
Когда ехали назад, Катюха их всё рассматривала и высказывала лекцию:
- Он там обряды проводил, это не могила и не клад. Он это подарил духу земли, просил чего-то. Понимаешь, они тогда верили, что духам земли просто никак не возможно посмотреть на золото, кроме как вот таким образом. Он бы ему ещё уголь в подарок предложил! Эти камни внушали страх остальным копателям: все думали, что там если и есть клад, то он крепко заговорён. А это - не клад. Это подарок, и он думал, что дух земли будет сам охранять свой подарок. А дух земли просто принял по описи это, поставил на приход, присвоил инвентарный номер, и всё. Мы вот выкопали - сейчас он это на расход запишет. Делать больше духу нечего, как охранять два перстня. Какой зуб!

(Далі буде) / (продолжение следует)

[трек, пошли титры]





Tags: я писатель, я писатель фантаст
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments