Имя Фамилия (kotya_13) wrote,
Имя Фамилия
kotya_13

Category:
  • Mood:
  • Music:

Гнессинка (литературка, мистика, простыня)

Анна Васильевна Зачиняева встретила 1992 год цветущей 27-летней женщиной, на холостом ходу: ни мужа, ни детей. Замужем побывать успела, но успела и со скандалом развестись. С тех пор она ушла в развитие личности, поиски себя, и внутренней борьбы за внешнюю дисциплину. Ибо с дисциплиной было не очень: любила Анна Васильевна и поспать, и поесть, и с подружками все выходные прокутить. Отчего личность не делала должного развития и роста.
В новое государство Анна Васильевна въехала не по собственной воле, а насильно увлекаемая группой людей, захвативших себе кусок земли с населением, и установивших на ней свою власть. Всё, - написала тогда Анна Васильевна своей подружке в Германию, - теперь живу в новой стране, никуда не переехав. Зуля Петерс, и сама очутившись в таком же положении, писала из Дрездена, что это всё есть хорошо и надо пить шнапс за удачу! Ну, шнапс так шнапс, - это Анна Васильевна никогда не против.

А шнапс таки надо было начинать пить, но не за удачу, а по другому поводу. Потому что детский сад, в котором Анна Васильевна служила воспитательницей, закрыли. Причина? Их тысячу: и трубы отопления зимой порвало к вообще таким ёжикам, и шахта, содержавшая садик на балансе, не стала иметь денег на балансе, да и детей не стало. В прямом смысле: в младшую группу набралось четыре ребёнка, не более. Не рожали. Так, видать, люди отметили независимость - воздержанием от детей. Может, много шнапса от счастья выпили и не рисковали? Так сколько ж это шнапса надо было выпить?... Короче - работы не стало, денег не стало, а 27 лет имеется.

Куда делать? Что жить? И Анна Васильевна Зачиняева приняла элегантное решение: она станет продавать народу услуги ведьмы. Да, самой настоящей чёрной ведьмы. Почему чёрной? А почему ведьмы, вы значит, не спрашиваете? Ну, ладно. Чёрной ведьмой Анна Васильевна решила устроиться на работу по причине того, что по её мнению белые ведьмы обязаны исцелять, лечить, да и внешне соответствовать. Целить Анна Васильевна не могла и не хотела даже связываться с такой ответственностью, а внешне мы имеем очень яркую брюнетку со смуглой кожей, наведёнными глазами, плюс любовь увешивать себя бижутерией, лучше из блестящего золота, с камушками да каменьями. Чистая цыганка была наша Анна Васильевна Зачиняева, с хриплым прокуренным голосом, и речью, пересыпанной солёными да перчёнными словечками. А иногда - целыми речевыми бусами, связанными из таких вот "слов-яхонтов".

[Spoiler (click to open)]

Насчёт ведьмы Анна Васильевна давно поняла: дело хорошее! Говори людям, что у них есть порча. Потом бери эту порчу, которую сам предварительно придумал, и убирай. За деньги. Никто ничего не видит, никто ничего не проверит. А если есть претензии к работе: говори, что по дороге кто-то успел накидать новой порчи, грамм так восемьсот. Ага, попросят интеграл, тьфу ты - амулет. Сделаем и амулет. А как начнут жаловаться, что пить всё равно хочется и денег нет - так скажем, что амулет пока не настроился на хозяина, ему нужно время. А там будет видно. Главное - решиться и начать.
Решаться было легко, а начать не очень. Но Анна Васильевна приняла меры по гардеробу, потом собрала себе библиотечку юного ведьмака из журналов Работница-Крестьянка. В ту пору там изредка печатался Ю.Лонго, давал небольшие заклинания и ритуалы для рабоче-крестьянских женщин Советского Союза, - приворотик, отворотик, - так, по мелочи. И Анна Васильевна собрала их в папку, где хранила вырезки из Юного Техника "По ту сторону фокуса". В детстве она увлекалась протыканием шарика и разрезанием ленточки. Что дало ей повод навсегда уразуметь, что такое есть вот эти ведьмы и колдуны. Это - фокусы.

Чтобы дело пошло, нужна была реклама. И Анна Васильевна обратилась в местную газету. Мальчик ей попался понимающий и вскоре постиг, что ей нужно. Давать объявления типа "Матушка Русалина снимет ваш сглаз" было не то. Мальчик-журналист, по согласованию с начальством, сделал о ней заметку, небольшой репортаж. Но требовалось имя ведьме, ну не Анной Васильевной же называться перед клиентами! Долго думала Аня, но в голову лезло только Румальдина и Штепер. Возможно, их надо было соединить. Но не нравилось, какой-то аншлюс с оксюмороном.
Стала искать что-то созвучное с Анной, но чтобы по-импортному. Аньес.. Ангелина Францевна.... Агнесса... О! Точно, Агнесса. А лучше - просто и загадошно: Гнесса.
В заметке так и написали: "Ведьма Гнесса была задержана ночью на кладбище сотрудниками районного отдела милиции. Прямо во время проведения ритуала. Но под воздействием ведьмы, доказательств против неё не нашли и вскоре отпустили".
Заметка действительно помогла! Городок у них был крошечным, кладбищ поди не сто штук, и клиенты вскоре Анну Васильевну сами нашли, подкараулив у кладбища ночью. Да, какое-то время пришлось походить туда в образе. Но зато дело пошло! Да ещё и как пошло - клиенты стали приезжать в итоге со всей страны и даже Белоруссии.

________________________________________________________


Время шло, Анна Васильевна прожила красивые 90-е, которые все называли страшными. Но ей запомнилось это время именно красотой: всё импортное, доступное, неземной красоты и вкуса! Да, сейчас всего стало больше и лучше, но тогда была свежесть впечатлений: от турецких макарон, которые не разваривались, от шоколадок с иностранными названиями на этикетках, от киви, горчичных юбок с золотыми бляшками на кожаном поясе, обувь, одежда - всё было кучами и очень красивым! И Анна Васильевна запомнила 90-е именно такими: рынок красивых вещей, много-много. А бандиты - то надо было уметь ими пользоваться, а Анна Васильевна была бабёнка не хлипкая, казачьих кровей матрона, с бандитами у неё были ладушки.
Потом стало стабильно. Машина, накопления в долларах, перебралась в Киев. Решила, что стать киевской ведьмой более престижно, да и клиенты рангом повыше. Хто зна, депутаты пойдут клином - короче, жор как он есть наступил у Анны Васильевны.

Но в Киеве Гнесса оказалась не там, где рассчитывала. В Киеве была мода на этнографический подход к делу. Надо было облачаться в вышиванку, а вместо кладбища посещать Перуновы капища. Перестраиваться, одним словом. Придумывать себе специализированное направление: викка, хлысты, руны, характерники - короче, поназаведено. Изучать литературу по теме, снова подращивать личность до уровня. Анна Васильевна подумала-подумала, да и решила не переквалифицироваться в киевскую ведьму, а остаться той, которой и была. Добавила только "древне-эллинская жреческая магия" к своей легенде и всё. Лицом она под это дело вышла, так что вместо киевской ведьмы получилась живущая в Киеве ведьма-эллинка Гнесса.
Кто-то заметил ей однажды, что её имя не эллинское, а скорее из западной культуры магии. От что значит столица - сразу профессура взяла в облогу! Но слова для ответов Анна Васильевна в карманах не держала, и "профессор" получил себе в "диагноз" весь набор: и родовое проклятие на трёх лунах, и порчу сухой травы, и юпитерианский сглаз. По-французски. Ага. Снимать всё это надо было двадцать восемь сеансов по стодолларов, и желаем удачи. Не будет умничать.

________________________________________________________________________


К сытым десятым Гнесса обзавелась уже и офисом, и персоналом. У неё работал отставной опер на пенсии. Евгенич собирал информацию о посетителях по указанию Гнессы, и готовил её к следующему сеансу с клиентом. Если Гнесса видела, что посетитель при деньгах, доверчив и собой весь идеален, как клиент, она показывала человеку фокус, заманивая интерес к себе. А фокусы показывать она уже научилась, опыт и практика сделали своё дело и Анна Васильевна в образе Гнессы могла легко видеть по фото - жив человек или мёртв, сколько у него детей и какого пола, читала города и страны, могла назвать болезни. Она просто угадывала это, без всякой магии и чудес. И получались "фокусы". Если впечатление на клиента установлено достаточное, Гнесса падала без сил, ибо работала! Придите в следующий раз, будем заниматься вами. Сейчас денег не возьму, сейчас я натянула между нами ниточку, по которой смогу читать вас в дальнейшем и воздействовать, чистить.
Ну, и далее эту "ниточку" брал в свои руки Евгенич. И собирал по ней информацию для Гнессы, которой она ошарашит клиента в следующий раз. Читая её буквально со лба человеческого. Вообще, было много наработано, создано, у Гнессы была известность. Живи и умирать не надо!
Мораль? Стыд за то, что обманываешь людей? Граждане, простите автора, но Анна Васильевна Зачиняева была лишена таких предрассудков.

Зимой 2014 года появились архи-, сверх-, супер-идеальные клиенты. Они ходили группами и просили навести порчу на президента Януковича. Это была прелесть, что легкотня! Гнесса, конечно, хмурилась, водила руками по предметам вокруг себя в задумчивости, держала паузу, давая группке уговорить её, и в итоге соглашалась. Один парень с "оселедцем" ходил к Гнессе с каждой такой группой. А однажды пришёл сам, как он сказал: узнать за результат.
Игорь и Гнесса долго разговаривали. Она, конечно, рассказывала про действие порчи "Медеос" на Януковича, самой сложной из всех. Вы представляете, какая там у него защита? Лучшие маги страны работают! Мне потребовалось очень много сил. А Игорь говорил, что чувствует в ней силу охотника и уверен, что женщина с такой силой не способна остановиться на пол-пути к добыче.
- Вы ведь открыли охоту на этого ..клиента по нашей просьбе? - спрашивал Игорь, глядя Анне Васильевне в глаза.
- Конечно, я ведь профессионал. Это мой хлеб - делать хорошо, за что взялась. - отвечала Гнесса, тоже глядя в глаза Игорю с "оселедцем".
Он носил вышиванку и был молодым, моложе Анны Васильевны. Но говорил с ней гипнотически, и в следующий раз, когда он снова привёл новую группу с тем-же заданием к ней, Гнесса была смущена взглядом Игоря, и нарушала мизансцену перед клиентами. Всё было так очевидно, до неприличия. И Гнесса выполнила "порчу на Януковича" прямо перед клиентами, что было впервые и полным уничтожением карьеры. Если бы это были не ерундовые пришельцы с майдана, которым шоу было дороже правды. Шоу "наведение порчи" получилось неплохим: свечи, кровь, фото, якась травка в сухом пучке, песня на древне-греческий манер, какой её представляла себе Анна Васильевна Зачиняева.
Позор через пять минут закончился, и группа ушла. Игорь остался, понимающе улыбаясь. Как показалось Гнессе. Он пригласил её на ужин в майдан, внутрь, хотел показать ей "свою магию". Всё это он сказал с улыбкой, и Анна Васильевна ухватилась за шанс пообщаться с Игорем, оставаясь при этом просто ведьмой, которая интересна майдану. Пусть будет так, а не иначе. Ибо если иначе, то придётся оказаться тёткой, которая бегает за молодым парнем, строит ему глазки. А даже если и строит! - вголос и грубо сказала Анна Васильевна, покрыв при этом мнение окружающих, а также общественную мораль, двумя-тремя бусами из слов-яхонтов. Что в переводе означало: хочу, значит буду! Забыла вашего мнения спросить.

В майдане Гнесса попала под влияние и стала патриотом. Причём, очень активным. А Игорь стал называть её так мило: Гнессинка. Он говорил, что она, как кошка - и маг, и охотник, поэтому и имя у неё должно быть милым - Гне-синка. Однажды, провожая её к дому, Игорь схватил Анну Васильевну за плечи, повернул к себе, и грубо сказал:
- Ты ведьма, Гнессинка, ты - ведьма. Сердце у меня вырвала, не живу теперь, за тобой хожу.

И-горь... Анна Васильевна повторяла это имя и оно было таким вкусным! Таким красивым! От его звучания Анюта словно прикасалась пальчиками к той новогодней гирлянде, своей первой, увиденной в детстве. Гирлянда была с яркими пластмассовыми фонариками: синими, жёлтыми, красными. И осталась в памяти как что-то волшебное... как имя "Игорь". Гнессинка размышляла, что это наверное от того, что у Игоря в корне "гореть". Как и у гирлянды... это была любовь, накрывающая с головой, читатель. В полтинник по нашему времени. На ровном месте, и в пылу патриотических страстей.
Евгенич пытался достучаться до Васильевны, что Игоряша этот крайне подозрительный тип, что не время сейчас впутываться в патриотизм, но всё впустую. Эта "Гнессинка" была в восторге, что она - охотница. И что этакий талант не стёрся с возрастом. Раньше бы понять свою силу! Ну ничего, для счастья жить никогда не поздно.
А Евгеничу не нравилось вот это: "охотница". Игоряша прям настраивал Васильевну на это, как инструмент. И Евгенич, всю жизнь работавший с преступниками, боялся, что это не просто так настрой. А со смыслом. "Не втянули бы мою Васильевну в беду", - думал Евгенич.

____________________________________________________________________


Третьи сутки не мог найти свою Васильевну Евгенич. Пропала тётка без следа! Помахала ручкой перед майскими праздниками и исчезла. Игоряша увёз, - угрюмо думал старый опер-уполномоченный, который не бывает бывшим.
Прошла и неделя, и вторая. Поиски ничего не дали. Анна Васильевна Зачиняева исчезла бесследно. Как и "Игорь". Евгенич от бессилия сначала запил, когда узнал на тех страшных видео фигуру Васильевны. Вроде бы сзади как она... Мелькнула на секунду... Причёска... Нет! Не хотелось верить в страшное. Просто загуляла с молодым хахалем его старая добрая Васильевна. Правильно она говорит: "Тебе Пантелей, а мне веселей!". Правда, с её языка эта фраза срывалась в другом виде, с солью и перцем. Ох, и ядрённая ж была матерщинница Васильевна! Никого не боялась, из всех передряг выходила с ухой, все лазейки в законе знала, ни разу не попалась за руку! И тут вот этот "Игорь"...

Евгенич в отчаянии схватил карту и этот вот маячок Васильевны, который на нитке. Стал держать его над картой. И думал при этом, что глупо, глупо! Ну не может маячок качнуться в сторону, упрётся в центр, а вдруг Гнесса в Закартпатье! А?! Но маячок реально качнулся влево, потом его вполне реально потянуло вниз. И у самой кромки Чёрного моря маячок на несколько секунд замер, как примагниченный. Евгенич в страхе отбросил маячок в сторону, как гадюку...


__________________________________________________________________

Сначала Гнесса просто долго гонялась за ним, как кошка за солнечным зайчиком. Не помня себя, не понимая, что происходит, она с первой секунды как учуяла его, стала ловить. А он был хитрым, и Гнессу совсем не боялся. Ибо, настигнув, она не удерживала его, не знала как. Он строил ей глумливую рожу и вырывался.
И она снова, не умея сдержать себя, гналась за ним. А демон скакал в полном восторге между пушками, садился на выпущенный снаряд, и мчался на нём в жилые дома, где приходил в бешенство бабуина, скалясь и хохоча от своего мерзкого счастья, над разорванными людскими телами. Гнесса даже не останавливалась подумать, что происходит, что это за снаряды, почему и где гибнут люди.
Поймать его она всё-же смогла, ибо стала делать засады, придумывать стратегию, и говорить в его сторону все какие знала слова и выражения. Она вязала фразы с таким напором и трудолюбием, словно и вправду догадалась, что это путь. На какой-то фразе демон замер на месте. Издевается, - подумала Гнесса, и повторила фразу. Демон не шевельнулся. И тогда Гнесса поняла, что помнит. Помнит, что именно нужно говорить и делать. Так уже было. И она не говорила, она плевала в мерзавца слова, от которых он вертелся на месте и превращался в старинную, синюю, очень красивую с узорами бутылку. Или вазу - трудно было понять. Долго потом Гнесса носилась с этой бутылкой, не зная, как запечатать. Говорила внутрь слова, чтобы мурло не выбралось, и вспоминала. Вспоминала, как запечатать мерзавца.
Сколько прошло времени, трудно сказать. Много, долго, у людей была зима, и лето, и не один раз. Но Гнесса вспомнила как это делается, и запечатала мерзавца в бутылке, и тоскливо стала оглядываться вокруг. Он не мог быть один, должны быть ещё. Это старая история: их выпускают, чтобы начать войны и разрухи, как наёмных убийц. А загнать обратно не умеют. И выпускают демонов одновременно с охотниками. Чтобы охотник справился с ними, нашёл и запечатал. Охотников ищут в теле людей, находят - и на костёр. Только так... Она - Гнессинка, охотница. Как кошка... и маг, и охотник. Как больно!
Гнесса не помнила, что с ней случилось, как она оказалась в месте, где демонам открыли портал. Помнила только, что Игорь повёз её на майские праздники в Одессу, было так хорошо. Потом ... Она помнит, как Игорь втолкнул её в это здание, сказав, что нужно всех спасти, стоять и смотреть нельзя! И его последние слова: "Гнессинка - фас!", а дальше тьма. Портал открылся и Гнесса учуяла добычу. Дальше непомня себя, помчалась по зову инстинкта. Охота пуще неволи.

Нет! Мрази вы, мрази! - твердила Гнесса. - Найду!
Она поняла, что демоны управляемы, сосредоточилась и рассмотрела ниточки в воздухе. Ага, проследовав по ниточке, Гнесса и обнаружила следующего демона. Ну, подожди, сволочь, - подумала Гнесса, - всё равно не уйдёшь теперь. Ниточку она смогла взять в руки.. или что у неё было теперь вместо рук. По своей прижизненной патриотской привычке Гнесса оскалилась на восток, туда поведёт ниточка, там враги. Для настроя на битву, она затянула песню: "Епископ властью, от бога данной, печаткой перстня скрепил решенье". Но от востока пришлось развернуться в другую сторону.

Гнеса, удерживая ниточку, летела к ним . Летела, оставляя за спиной тех, кого ожидала увидеть врагами, и понимая, что увидит других в этой роли.
- Мрази!, - шипела змеёй разъярённая Охотница.
- Мрази!, - скалила клыки тайная сила.
- Мрази!, - кричала Анна Васильевна Зачиняева, осознавшая, что снаряды врывались в дома её соседей, одноклассников, и готовая погибнуть теперь в настоящей битве.
- Мрази., - спокойно повторила Гнессинка, увидев на том конце ниточки глумливое лицо Игоря, вместо вышиванке одетого в длинные одежды.
- Мрази - повторила она ему в лицо.



Tags: я писатель, я писатель фантаст
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments