Имя Фамилия (kotya_13) wrote,
Имя Фамилия
kotya_13

Category:

как я провел лето-2014 (последняя часть: эвакуация) -1

Заключительный апогей моего легендарного апофеоза.

Эвакуация моя тяжкая.

Река моя в огне,
а я всего лишь парусник бумажный...


[Spoiler (click to open)]

Утром 20 августа 2014 года наступил день, когда я под влиянием своего шизофренического ясновидения пережила всё, что выпало на мою долю, в Городе. Не уехала. Не сбежала. В Моспино, будучи целью артиллерии, под запах гари сожженных домов и улиц, пережила всё на месте. Ибо я, если вы помните, упёрлась рогом: 19 августа я должна быть в Городе!!!!! Иначе смерть, потери, поражение, страшно, ядерная зима и Варфоломеевская ночь. Никуда я не поеду, я на задании у Вселенной!!!

[Spoiler (click to open)]

День прожили без света, воды и телефонной связи. Думали, метались, наблюдали исход соседей. А утром 20 августа мама сказала, что это всё и пора уезжать в Таганрог. Думали, что уедем на три дня - наберём там воды с собой побольше, а родня поможет привезти воду в Моспино и будем жить тут дальше. Машина стояла сломанная, воды не привезти ниоткуда, осталось две последние полторашки в дорогу. И мы поехали.
Мама моя человек крестьянин. А потому из горящей реальности спасла только мясо из морозилки. Ни деньги, ни золото - мясо. Большая рисовая сумка с мороженным мясом. Ну, и летние вещи переодеться.
Я взяла вещей побольше: и плащ, и осенние туфли, и малому тёпленькое. Немного, но взяла. И вот таким багажом мы и тронулись в незабываемый свой путь.
В итоге все люди ехали с вещами, деньгами, а мы - с мясом из морозилки. Крестьянская кровь, пока не выкопали картошку - из-под обстрелов ни-ни, и спасения достойно только съедобное. Я не знала, что мама оставила все наши сбережения дома. Вдуматься! В самом сердце обстреливаемого н/п, власть в котором - ополчение, и всё самое ценное оставили в квартире. Да я и сама не лучше: сунула в карман то-ли двести, то-ли триста долларов и в путь. Всё. Я образец.

В России я не была с 2000-го года. Ехать - тут буквально за углом. Но на границе было светопреставление, незабываемая картина из людей, машин и переносок с котами, кроликами, а также клетки с попугаями, и собаки на поводках. Уже писала, что были также и бесплатные автобусы в Ростов. Но мы не догадались ими воспользоваться и ехали за колоссальные деньги.
Пропущу за давностью времён дорогу. Оно и понятно: жара, люди, разговоры, а за окном - Иловайск после котла. Техника сгоревшая на дороге, дома людские в пепел, в труху. Поля с выгоревшей пшеницей...

До России, Ростовской трассы, доехали уже после девяти вечера, да какой там! Десять вечера было, когда мы сделали первую остановку в России. И это при том, что стартовали из Донецка в рабочий полдень. Стартовали от Ашана, Моспинским и Иловайским населением. Карта АТО в лицах, в людях, в живых свидетелях. Это вам не телевизор, это вам не компьютер и сайты. Это - женщины в черных траурных платках, дети, обсуждающие кто из школы погиб. Это свидетельские показания, очевидцы, а не Тымчук в каске.
Из Моспино когда уезжали на 82-м автобусе, под грохот работающей артиллерии, кстати, с нами ехал знакомый парень. Он был совершенно очумевший:
- Мамка погибла... лежит убитая в доме... я не знаю, что мне делать и куда ехать. Телефон не работает... я не знаю, куда ехать. Я еду в исполком. Не знаю зачем. Не знаю что мне делать.
А я со своей сломанной неработающей головой не могла думать, ни о чём. Засела мысль: "А воды нет, а как хоронить, воды нет, а как хоронить, воды нет, как хоронить...". И так по кругу только эта мысль и циркулировала в голове. Только она. Около двадцати минут непрерывного движения единственной мысли в голове. Сломанная голова, сломанная жизнь, а надо всем этим что-то жить, что-то решать. Вот чем у меня было, тем я и прожила следующий месяц, о чём не хотела вам писать всё это время. Но как есть, так и расскажу. Ибо остались у меня в журнале читатели закаленные, всё уже выдержать готовые. Будет странный рассказ и странные приключения. Где-то даже неприятные моменты, а главное - непонятные. Но как есть, дорогие гражданы, решилась уже. Поехали со мной дальше.

И вот первая наша остановка, заправка, магазинчик. На горизонте: Ростов, а справа - Таганрог. Мы трамбовались в автобус от Ашана, но голова была сломана напрочь, - я не догадалась купить в дорогу ни еды, ни воды! Но с собой у меня были русские деньги, откуда-то были, уже не помню... И я гордым козябликом взяла малого и мы скупились на той заправке. ВОДЫ!!! Дайте нам воды!!! Еды взяли, с тем и зашли в автобус. Люди к нам кинулись: а как вы это всё купили? Так за деньги... а где вы взяли ихние деньги? А поменяйте нам тоже деньги, продайте нам русских денег!!! Нам тоже воды... бедные мы, господи боже, бедные мы люди. Я менять им деньги не стала, не умею считать в голове никакие цифры, купила им водички, кого пожалела, кому смогла, но чувствовала гаденькое превосходства, мы богатые. Фу, что у меня в башке творилось.

Чувство благополучия: у нас есть, мы в состоянии... Оно последний раз согрело меня на той заправке..

И вот нам выходить: в Таганрог водитель не заезжал, высадил нас на посту ГАИ на трассе, вам помогут сесть в машину до Таганрога - вон он, светится на горизонте. А он светился... город Таганрог, красавец, белый город у моря. Нам - туда.
К ГАИшникам мы подошли уже полноценными беженцами: с рисовой маминой сумкой мяса, я и ребёнок. Уставшие, обессиленные, горючие беженцы. Надолго теперь лишенные чувства благополучия.
ГАИшники нас выслушали и спросили:
- Ну, как у вас там?
В ответ я, позитивнейший оптимист и шутница, только вскрикнула по-бабьи, с надрывом: "ОЙ!", и разрыдалась. Не в силах даже стоять, я дрожала и рыдала, вцепившись в руку Ростовского ГАИшника. Уткнулась в плечо невинному человеку, сын успокаивал и гладил меня по руке, чтобы я не позорилась. А я позорилась, я так позорилась, граждане! Мама помогала мне чем могла: рыдала тоже.
ГАИшники остановили машину с дядечкой, сказали ему что-то и он повёз нас, голубушек, до Таганрога. Довёз до самого подъезда, денег не взял. Хоть ему и было не по пути, совсем в другую сторону, но он вот так сделал.
У родни мы не смогли заснуть: работал Котельщик. ЗВУКИ, понимаете? Котельщик, звуки которого мы потом просто перестали слышать, в первую ночь делали нам бессонницу, мы были крепко напуганные мыши.

На следующий день я пошла по городу.
Давили слёзы. Было ощущение нереальности, так в мире быть не может. Здесь ходят мирно и по-летнему, а я ещё с мыслью о воде и похоронах в башке. А я всматриваюсь в лица и не знаю, чего я от них хочу. Что ищу в лицах непричемных таганрожцев. Реальность не включалась, по Магниту я ходила как зомби, не понимала, на что смотрю. Трясла головой, пытаясь заставить мозг узнать хлеб, яйца, работай скотина! Включай цепочки восприятия, гад! Смотри на хлеб и создавай в башке слово "хлеб"!!! Чтобы я могла его осознать и купить. Я с мылом хожу в руках по магазину. Потому что мозг определил его как "нечто красивое". А руки сделали хватательную реакцию, вот и вся высшая мозговая деятельность. Пришла домой с мылом и послала в магазин сына. Тот с огромным удовольствием всё купил, принёс, но понял для себя страшную вещь: мы стали бедными. И в магазине ему теперь нужно вложиться в сумму. Как будто раньше он ходил в магазин без суммы! Но раньше ему давали больше, чем нужно, а теперь ровно столько, сколько нужно. И ребёнок тоже явил высшую мозговую деятельность и морально травмировался: беднота. Мы теперь - беднота. Обстрелы его не напугали, но беднота его ужаснула. Такота...

Я не стану останавливаться на картинах остальных беженцев: в лагерях, в гостинице, по родне, нас было битком набито по городу. Битком. МЧС встречала на вокзале в Ростове нас, лишенцев. И направляла в лагеря. Направляла в лагеря... - звучит как-то так...
Мы были пристроены по царски: у ближайшей родни, мамина родная сестра и мои кузиночки. А кропоткинец наконец-то познакомился со своей кузиной. Было вобщем-то очень даже неплохо, гостевание. И море нашей благодарности родне. Которая махала на нас руками: а если б нам такое?! Мы бы куда? К вам-же! Ну да, к нам. Но тем не менее мы благодарны.
Лето, море, красивый город. Рестораны, парки, и самолёты в небе днём, на которые я не могла не реагировать. Время шло.

Я заново знакомилась с Россией. Голова моя была по-прежнему одного информационного поля ягода с киевскими жителями. Только моя голова перестала питаться после февраля 2014, а их голова - продолжила. В том и вся разница. Но того питания, которое она получила за все годы независимости, моя голова, хватило для таких вот странных вещей:
1. Меня раздражали лица. Казались глупее и некрасивее наших. Вынуждена вам это сказать, а точнее - материковым гражданам. Я отметила этот факт не сразу, поначалу считала, что это нормально: русские вот такие, а мы - вот такие. Умнее и красивее лицом. НО когда всплыл второй пункт моего восприятия окружающего мира, я насторожилась:
2. Понатыкали берёзок. Именно вот такими словами я и скривила рожу: понатыкали своих берёзок. Стоп! Остановилась тут я. Это что вот щас было у меня в голове?! Лица тебе не нравятся, берёзки тебе понатыкали. Ану, листаем дальше...
3. Дальше выяснилось, что я ищу только минусы и нахожу их. Светофоров маловато, а вот тут пожадничали на ремонт фасада, тут зебру не освежили... нифигули себе! Это что? Светофоры считаю по улицам?! Я освидомленная? Зазомбированная на определенные реакции? Или это у меня стресс? так нет - стресс вот он - я ошалело смотрю на людей, живущих мирной жизнью и это всё меня прост оглушает своей реальностью. Что вот там у нас - так, а буквально тут, за углом - вот так. Это было больно до коликов. И вот это - стресс. А фокусы с берёзками - это что?!
Замечала и дальше: я настроена только искать минусы, сравнивая с украинской жизнью. Мне стало противно. Мне стало обидно, что со мной такое сделали, незаметно и накрепко. Гады! Но как?! Не знаю, я не заметила как. Я заметила что.
Справилась с этим быстро и до сих пор вспоминаю с ужасом. И уже отчёт о поездке в Питер содержит восхищение лицами, природой, причём совершенно искреннее. А уж Таганрог и вовсе люблю так, как Донецк и даже может быть немножечко больше. И лица, и берёзки, и красивые фасады, и свежие зебры, и всё-всё-всё - теперь вижу глазами без свидомой соринки. Простите меня люди. Но так было и это надо отметить.

Родня замахала на нас руками относительно нашей идеи с водой. Сидите! Вы что?! Но через три дня, 24 августа, я намазала свои лыжи салом и чухнула домой, на разведку. Легендарный день, просто легендарный!
Без эпика этот день не описать:

[Spoiler (click to open)]

Автовокзал. Буду ехать оттуда из Таганрога домой. Не знаю, как начать. Как описать.
Я - на аватовокзале Таганрога. А вокруг - толпы людей, беженцев, попытавшихся уехать и вернувшихся от границы. Ибо... ибо....
Сижу думаю. Я не нахожу слов. Я не могу вам описать этого. Люди, вернувшиеся в этот день от границы. Их лица. То, что они рассказывали. Я не могу... у МЕНЯ нет слов. Наступление республики началось. Люди его увидели. Люди рассказывали... граница закрыта... домой не уехать. УЖЕ НЕ УЕХАТЬ... ДОМОЙ!!! МНЕ!!!! НЕ УЕХАТЬ!!!! я ... здесь.. в ловушке... дверей нет, дверь теперь не работает, мне не выйти...
Люди были в отчаянии, в паническом тихом отчаянии, с автовокзала не расходились. Сумки, коты, а которые я - мы метались. На ЖД вокзал, к Успенской электричке, оттуда снова на автовокзал. ВСЁ. НЕ УЕХАТЬ ДОМОЙ...
Республики пошли на Новоазовск, на Мариуполь, теперь они закрыли границы, ибо мы выезжали ещё под украинским флагом на таможне, теперь флаг меняют с боями, боги мои, боги!!! Как надолго я попалась?!!! Что мне теперь делать?! Вещей нет, кроме мяса, денег с собой мало, боги... боги мои, боги...
Пусть тречик доиграет, ибо эпичный момент, я в панике и торжественном возбуждении от факта наступления республик мечусь по Таганрогу. Ну, и вспомним с вами тот момент, сколько он давал надежды и энтузиазма, сколько нёс гордости на своих плечах. Есть чем гордиться за тот день, есть что вспомнить. Есть о чём и умолчать. Но момент был эпичный, чего уж там. И моя картинка, которой этот день прирос, она будет стоять у меня в глазах долго и неумираемо. Смешалось всё: и наступление, и захлопнувшаяся перед моим носом дверь домой.
Наступление... а если Россия теперь не откроет границы до полного финала этих боёв? Как ехать? Как жить на триста долларов, например, три месяца? Пол-года?! Как?!
А одежда? А школа? А ... я не знаю, что ещё, но как вот это ещё?!
Приехали...
Наступление...
... в доме Облонских.

Слишком длинная получается простыня, давайте я её разрублю на две половинки. Вторую - позже.
А пока - остаюсь в Таганроге, как птичка перед стеклом на входе в свой скворечник: вроде бы и виден вход, а пробиться не можешь. Восплачем, друзья!





Tags: как мы живем, немного о себе, я писатель
Subscribe

  • Ковровое покрытие перед воротами ада...

    Сегодня нам раздают гуманитарную помощь от партии большевиков республики. Кулек (цитата) хороший (конец цитаты): макароны, тушёнка, сахар, водка,…

  • Отчёт о получении паспорта № 1: мы домой летим

    Автобус нам достался метров так триста в длину, на 63 места. Где его такого взяли - не знаю, но допускаю, что он родился в Евпаторийской верфи…

  • Заболейное

    На работе никогда до этого не виданная поголовщина: больные практически все. Ну, а что мы хотели - у всех контакты с детьми, которые не видели друг…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Ковровое покрытие перед воротами ада...

    Сегодня нам раздают гуманитарную помощь от партии большевиков республики. Кулек (цитата) хороший (конец цитаты): макароны, тушёнка, сахар, водка,…

  • Отчёт о получении паспорта № 1: мы домой летим

    Автобус нам достался метров так триста в длину, на 63 места. Где его такого взяли - не знаю, но допускаю, что он родился в Евпаторийской верфи…

  • Заболейное

    На работе никогда до этого не виданная поголовщина: больные практически все. Ну, а что мы хотели - у всех контакты с детьми, которые не видели друг…